© 2016 «Книголюб».

Москва Медведково Валерий Медведковский

рассказы

  • Черно-белая иконка Facebook
  • Черно-белая иконка Twitter
  • Черно-белая иконка Google+
Please reload

Облако тегов
Избранные рецензии

Собачка

July 15, 2016

1/1
Please reload

Кавалер

28.09.2017

Бархатный сезон. Взрослые и дети покинули жаркое побережье Черного моря, отправились трудиться и учиться. В санатории остались пенсионеры.

 

Бабушка Зося явилась на пост старшей медсестры, перед ужином выпить фито чай с ромашкой.

– Как себя чувствуете? Как Вам в санатории? Помогают ли вам назначенные процедуры,– интересовалась Марья Петровна.

– Все бы хорошо, да вот только по вечерам скучно. Читать уже не могу, гулять одной страшно, не знаю, что и делать.

– Сходите на танцы, это тоже процедура. Познакомьтесь с самостоятельным дедом. Вот и будет  с кем гулять, – посоветовала медсестра.

В холле санатория ярко горели лампы, гремела музыка, переливались разноцветные огоньки от  юпитеров. Аромат дорогих духов, тревожил и манил в неизвестное.  По краям площадки для дискотеки стояли столики, сидели молодые и пожилые женщины.  Работал буфет.

Зося, решила не отставать от других, заказала рюмку коньяку и шоколадку. Осмотрела публику, пришла к выводу: «Дедов  нет».

По залу прошел ветерок. Это открылась входная дверь. Вместе со свежим воздухом в зал вошел пожилой мужчина неопределенного возраста. На ногах у него были кроссовки. Из одежды  - синие семейные трусы по колено и  клетчатая футболка. На голове красовалась фирменная бейсболка BMW, на глазах - черные очки.

По залу пронесся тихий шёпот: «Вот он, сексуальная гроза окрестных санаториев – дед Анатолий!»

Бабушка Зося приободрилась. «На ловца и зверь бежит» – решила она,  махом осушила рюмку.

 

Дед важно продефилировал вдоль столов к буфету, заказал стакан пива и пакетик с орешками.

«Интеллигент» - поставила ему диагноз старушка, сидевшая за соседним столиком.

Ведущая, сообразив, что в танцзале появился мужчина, объявила танец «взаимного приглашения».

Полились чарующие звуки вальса «На сопках Манчжурии». Яркий свет погасили, создали интимную обстановку для танцующих пар.

На деда Анатолия было совершенно нападение группы бабушек, пытавшихся завладеть его сущностью. Однако дед, пробился сквозь группу поклонниц,  обратил свое внимание на молодую девушку с пышными формами.

«Да, дед не промах! Губа не дура! Видали, молодую ему подавай!» – комментировали поступок деда женщины справа и слева от Зоси.

Дед, не теряя времени, уткнулся носом в пышные волосы своей избранницы, вдыхая аромат молодого тела своей партнерши.

«Да она ему во внучки годиться! Что вытворяет старый! В семейных трусах явился! Наверное бабка его специально на курорт в таких трусах отправила, чтобы не шалил.  А ему и горя мало, трусы ему не мешают. Вон, какую кралю захватил!» – шло активное обсуждение деда и его спутницы за столиками.

– Я  бы тоже с молодым потанцевала  –  заявила пожилая женщина, присевшая за столик Зоси.

– Вот если бы, да кабы, во рту выросли грибы! – возмутилась Зося.

– То-то и оно, что вымерли все мужики. А нам, как хочешь, так и живи, – посетовала соседка, осушила  бокал с шампанским. 

– Вы как хотите, а я на такое безобразие смотреть не намерена, – сказала Зося, покидая танцевальный зал.

 

В столовой санатория Надежда суетились пенсионеры, добывающие кефир на ночь.

– Очень для пищеварения способствует, – говорил один.

– Очень хорошо, желудок работает! – соглашался другой.

«Лучше бы на танцы шли! Кефир способствует…» – возмущенно подумала Зося.

 

Вернулась к старшей медсестре. На столе у  Марьи Петровны стояла чашка, в ней томился распаренный лимон. В вазочке лежали галеты печенья «Коровка».

– Присаживайтесь Зося. Хотите чаю? Как ваши успехи? Рассказывайте! Мне интересно.

– Мужичков нет. Явился один «пожамканый плейбой», и того молодая отобрала. Куда нам против молодости? Придется все оставить как есть. Пойду завтра на процедуры, радикулит свой лечить.

 

Всему свое время! Ушли, промчались без возврату, года пригодные к разврату!

Please reload