Поиск
  • Валерий Медведковский

Актёр


Лёха сдал тёщу в дом престарелых.

– Там курорт, – объяснил своему начальнику, Степан Степановичу, человеку предпенсионного возраста.

– С чего ты взял? – удивился руководитель.

– Трехразовое питание, лес, дорожки, молодые медсестры…

Надо сказать, что Лёха, любитель-мотоциклист, о чем известно всему отделу проектирования, включая начальника.

– А мотоцикла там нет, чтобы кататься? – с подвохом спросил начальник.

– Нет, а что?

– Ты, так рассказываешь, как если бы ты сам поселился в доме престарелых.

– Конечно, я бы сам там пожил, – согласился сотрудник.

– Значит, ты желаешь в дом престарелых, с мотоциклом, на пляж, в горы, в ресторан, с девушками, – уточнил руководитель.

– Что то, не так? – удивился Лёха.

– Все не так. Представь себя в образе престарелого.

– Как это «в образе»?

– Это значит, что тебе полезно стать актёром, сыграть роль престарелого человека.

– Это надо учиться, – смутился претендент на главную роль.

– Я тебе помогу. Представь себе, ты свалился с мотоцикла…

– Было такое дело, весь бок болел, синяк, кожу содрал, на ноге гипс… – живо представил "актер".

Семен Семенович дал возможность Лёхе войти в образ, продолжал:

– Кроме того, съел просроченный йогурт, расстроился кишечник, не знаешь, куда деваться от боли в желудке.

– Бывало, представляю, – согласился «актер».

– Теперь, одень мотоциклетный шлем, покрытом слоем пыли. Тебе смутно видны очертания предметов, трудно дышать, ты потеешь…

– На костылях, перебитый, с шлемом на голове, тошнит…, – входил в роль Лёха.

Степан Степанович дал время «актеру» освоиться в проектируемом состоянии.

– Отвечай, хорошо ли тебе.

– Не хорошо…

– Помещаем тебя в дом престарелых…

– Может не надо? В таком гнусном состоянии…

– Извини, тут твоя воля кончилась, родственники за тебя все решили…

– Допустим… – согласился испытуемый.

– В доме том, как в армии, питание, таблетки, прогулки, по расписанию. Еда в «Кафэ «Уют» - жри, что дают!», – просветил Степан Степанович.

– Я спать буду, – предположил доработку своей роли Лёха.

– Есть неточность. Старики плохо спят. Могут целую ночь просидеть...

– Это почему?

– Суставы ломит, тошнит, целый день дремлют, сны страшные.

– Можно же общаться, в комнате не один буду, – попытался выкрутится Лёха

– Точно! В комнате с тобой еще один бедолага живет: старый, храпит, ничего не слышит, испускает флюиды после не сваренной пищи, сморкается…

Лёха представил себе всю картину целиком. Глаза его округлились.

– Быть того не может, чтобы так все плохо было.

– Думаю, намного хуже, потому, что зима девять месяцев в году. На улицу не пойдешь, снег, сыро, холодно, ветер, лужи…

– Пусть меня лучше пристрелят! – сделал вывод Лёха.

– Это вряд ли. Старость страшна своей безперспективностью. Еще живого человека устраняют из общества, обрекают на регулируемое одиночество.

– Какой же выход?

– Не оставлять престарелого человека один на один с собой. Ему нужно чувство своей нужности и полезности. Например, поручить присматривать за внуками, выгуливать собаку, читать газеты, докладывать новости.

Тещу с «курорта» Лёха, на мотоцикле, забрал на следующий день. Пусть дома с внуками общается, чай, с пирогами пьет.

#Общество

Просмотров: 9

© 2016 «Книголюб».

Москва Медведково Валерий Медведковский

рассказы

  • Черно-белая иконка Facebook
  • Черно-белая иконка Twitter
  • Черно-белая иконка Google+