Поиск
  • Валерий Медведковский

Жили две бабуси


Зима. За окном электрички мелькают бескрайние поля, сугробы, перелески. Снежная пыль занавеской заволокла дали, разрисовала узорами стекло.

Две бабуси едут в Москву.

– Видали, как метель то разыгралась. Лютует февраль! Совсем деревню засыпал нашу, – говорит старушка в поношенном тулупчике, закутанная в оренбургский платок.

– Ничего страшного, в квартирах хорошее отопление, в магазинах полно продуктов, аптека через дорогу. Целый день можно телевизор смотреть, не выходя из дому, – замечает бабушка в норковой шубке.

– Вы, милая, давно в деревне были? – интересуется бабушка в тулупчике.

– Все лето на даче прожили с внучкой, только в сентябре в город переехали.

– А зимой там бываете?

– Зимой на даче делать нечего.

– А нам деваться некуда. Газа нет, дороги нет, магазина нет. Столбы упали в прошлом году, теперь и электричества нет. Дровами топимся, лампой керосиновой освещаем.

– Этого не может быть! Кругом интернет, телевидение, иномарки! – удивилась бабушка в бобровой шубе.

– «Кругом» это в Москве. Через сто километров «кругом» кончается, начинается просто жизнь.

– Как это, «жизнь»?

– Деды в этой деревне жили, родители, теперь я там живу. Был у нас: совхоз, дорога, электричество, работа. Потом перестройка и капитализм объявили. Совхоз ликвидировали, коров раздали, коровник по кирпичику разобрали, поля за ваучеры в «фонд» отдали. Пропал «фонд» вместе с ваучерами и полями.

– А мужики?

– Что мужики. Молодые в город подались, постарше шабашили, пока могли. Зимой водку пили дешевую. В живых остался только зоотехник.

– Как вы выживаете?

– На пенсию и подсобное хозяйство. Пяток кур, коза, своя картошка и капуста. За хлебом в соседнюю деревню на лошади ездим.

– А лошадь откуда?

– У зоотехника своя лошадь. Летом на дрожках, зимой на санях ездит, и меня с собой берет. Да вот заболел, слег. В эту зиму сижу без хлеба, потому что пешком по сугробам десять километров до станции дойти тяжело. Сама лепешки пеку.

– Куры хорошо несутся?

– Мне хватает. Только гибнуть стали. В соседних домах никто не живет, развалились. Там лиса поселилась с лисятами. Уже две курицы утащила! Наглая такая! На прошлой неделе самую большую курицу схватила и тащит! Курица кричит, а она ее за крыло по двору тащит, тяжело. Я выскочила с веником, и давай ее охаживать. Так что вы думаете, рычит и тащит, не отпускает.

– Так и утащила?

– Нет, я ее граблями по спине ударила, только тогда и отпустила!

– А как же курица?

– Крыло ей чуть не оторвала. Пришлось взять нитку с иголкой, зашила.

– А что курица?

– Жаловалась, видно больно было.

Пурга за окном усилилась. Ветер клонил кроны берез, срывал шапки снега с ветвей дубов, швырял на закоченевшую землю.

– Куда вы едете?

– К сыну еду, он у меня в Москве живет, внукам молока козьего везу.

– В Москве половина народа приехала из ближнего зарубежья, по десять человек в комнате живу, обратно к себе на родину не едут. Почему же вы не переезжаете? – спросила бабушка в норковой шубке.

– Тут такое дело. Когда еще только совхоз развалился, молодежь уехала. Кто постарше, дома свои бросать отказались. А старикам деваться некуда. Торговать мы не умеем, а скотники в городе не нужны.

– А приезжие могут? Тут к нам на дачу гостарбайтеры пришли, спрашивают : «Давай, тебе «дизайна» делать будем!». Я их спрашиваю: «Какого «дизайна»? Вынимают из кармана картинку лужка, вырванную из журнала, говорят: «Вот – такого «дизайна».

– Вы согласились? Они же ничего не умеют?

– Спрашиваю, как будете делать, сколько стоит ваша услуга? Отвечают: «Обедать и ужинать и еще две тысячи каждому в день, где спать нам покажи. Еще лопаты давай, грабли, растения покупай, траву. До осени все сделаем».

– Сельчане до такого бы не додумались, наглости такой не набрались. Не умеют - не берутся. Вот и выходит, что нашим деревням скорый конец.

– Неужели ваш сын вас отпустит в деревню?

–Будет ругаться. А у меня там хозяйство. Вчера егерь приходил на лыжах, предупредил, чтобы ночью во двор не выходила, сарайчик с козой хорошо запирала. Волки у нас появились. Надо стеречь скотину!

Электричка качнулась и остановилась. Москва. Улицы расчищены, вереницы машин томятся в пробке, сверкают витрины магазинов, люди спешат по своим делам.

– Ну что же, до свидания! Желаю вам пережить зиму! – пожелала бабушка в норковой шубке.

– Спасибо! Переживем! Войну пережили, а благополучие - переживем! – отвечала бабушка в тулупчике.

Бабушка взяла рюкзак с банкой парного козьего молока для внуков, поехала к сыну.

Вечером ей предстоит обратный путь, за сто километров от Москвы, десять километров от станции до родного села. Только бы волки на дорогу не вышли.

Что-то не благополучно стало у нас в деревне, с волками.

#Общество

Просмотров: 8

© 2016 «Книголюб».

Москва Медведково Валерий Медведковский

рассказы

  • Черно-белая иконка Facebook
  • Черно-белая иконка Twitter
  • Черно-белая иконка Google+