Поиск
  • Валерий Медведковский

Служба


Мишу призвали в армию.

Переступил порог пахнущей свежей краской казармы, встретил «отца родного» – прапорщика Бугаенко.

– Равняйсь, смирно! – тут же заявил прапорщик.

– Я думал, что меня сначала накормят, приоденут… – заявил новобранец.

– Солдат должен спать или копать канаву! Думать за тебя буду я!

Так и пошло: подъем, завтрак, занятия по боевой подготовке… обед, физическая подготовка, ужин, новости по телевизору, подготовка ко сну, отбой. По праздникам – котлета, по выходным – увольнение в деревню.

Бугаенко думал не только за солдата, но и за всю свою семью. Жил с женой и детьми в деревне. Имел коровку, десяток кур, красивого петуха. Петух утром будил всю часть своим звонким «Ку-ка-ре-ку!» Все хозяйство могло существовать зимой при наличии тепла. Требовались дрова.

Узнав о проблемах прапорщика, Миша уговорил наколоть ему дров.

Все шло гладко. Миша ставил полено, колол его, держа топор двумя руками. Через час «примитивного труда» в его голове родилась мысль - «колоть дрова одной рукой». Стал «тренироваться».

Два раза получилось. Потом попался сучок… Топор соскочил, ступня - пополам. Раздался крик раненого бойца.

Прибежал прапорщик и его жена. Уложили, перевязали, оказали первую помощь, положили в старую телегу с сеном. доставили в санчасть на гнедой кобыле.

«БАЛБЕС», – поставил диагноз военврач Хлоркин, – грузите в скорую помощь, отправим в госпиталь.

Внутри скорой помощи обнаружился еще один «раненый», он стоял.

– Почему ты стоишь? – спросил Миша.

– Я ранен в место, на котором сидят! – уныло отвечал соратник.

– Как это случилось?

Раненый поведал историю болезни.

«Я работаю в радиотехническом центре. Чинил я рацию, лампы складывал на табурет. Наклонился, галифе по шву разошлось. Спустил я галифе ниже колен, потянулся за иголкой, покачнулся, с размаху сел на лампы. Половину ламп сразу раздавил. Одна «вкрутилась» в заднюю полусферу организма. «Выкрутить» можно только в госпитале. Вот так и стою, чтобы «патрон» не тревожить».

– Кончай базар! – прервал задушевную беседу Хлоркин, – поехали!

Пыль столбом, дорога с ухабами, в скорой помощи душно и скверно, раны болят.

Доехали, сделали операции, пришили, залатали, заклеили, перевязали раны – лежат «раненые» бойцы, выздоравливают.

На дворе зима, снежок, морозец, снегири, синички, румяные медсестры и перспектива скорой выписки в действующую часть.

Стоит Миша с другими «инвалидами» на костылях, курят на крылечке хирургического корпуса. Мимо Маша и Даша с дежурства домой идут.

Кровь играет, нога вроде бы уже поправилась, поэтому в голове рождается план - «Кто дальше всех с ледяного крыльца на костылях прыгнет, тому компот отдает отставший». Судить будут Маша и Даша.

«Вы с ума сошли»,– слабо запротестовали девушки! А сами стоят, смотрят. Им тоже интересно, кто дальше всех прыгнет.

Результат соревнований: прыгнуло восемь человек, упало на спину – три человека, упало на живот – два человека, сломали ногу – один человек, сломали ногу в том месте, где она уже была сломана – один человек, дальше всех прыгнул Михаил.

За такие заслуги: девушки получили выговор от главврача, два человека отправились в операционную, Михаила выписали в действующую часть с выговором: «Организовал соревнования, в которых люди получили тяжелые травмы!»

Бугаенко ждал «раненого» с нетерпением. Ему командование за чрезвычайное происшествие выговор объявило.

Теперь у Миши было много нарядов вне очереди. Прапорщик твердо знал: мысли опасны не только для Миши, но и для всех, кто с ним общается.

Год промчался незаметно.

Миша вернулся домой с ощущением легкого сожаления. Нигде и никогда ему не удастся повторить «подвиги», которые бывают только в молодости. Эта память о службе остается, чтобы он всю жизнь с теплотой вспоминал старую телегу с сеном, дрова у прапорщика Бугаенко, врача Хлоркина, Машу и Дашу.

#Военные

Просмотров: 16

© 2016 «Книголюб».

Москва Медведково Валерий Медведковский

рассказы

  • Черно-белая иконка Facebook
  • Черно-белая иконка Twitter
  • Черно-белая иконка Google+