Поиск
  • Валерий Медведковский

Налетались



Чудесное летнее утро. Южное солнце успело нагреть воздух до 30 градусов. Над летным полем колышется марево испарений мокрой от росы травы. В стороне от больших лайнеров стоят несколько легких самолетов, именуемых в народе «кукурузниками». К ним движется процессия: скучный пилот в синей форме, папа с дочкой, старичок с граблями, бабушка с козой.

Подошли к фанерному, облезлому старой краской летательному аппарату. Пилот отверткой откупорил помятую дверь. Проверяет билеты.


– Сидоров Семен Семенович? Ваша дочь Наташа?

– Да, к бабушке в гости едем.

– Почему не поездом?

– Билетов нет, жарко и долго, – пояснил папаша.

– Ребёнка не жалко?

– В каком смысле?

– Болтать будет, тошнить.

– Да вы что? Погода хорошая, воздух прозрачный, – удивился отец.

– В такую погоду «воздушных ям» полно, будет вверх-вниз бросать, – грустно пояснил пилот.

– Нам не страшно, выдержим.

– Ну, ну! Я предупредил…


Пилот пропустил пассажиров в кабину, стал проверять билет у деда.

– Это что у Вас? – указал на сверток в тряпках.

– Я на дачу, у меня грабли, они в тряпке, как и положено, вот билет.

– Проходите, грабли положите в конец салона, чтобы никто на них не наткнулся.


Пилот остался на поле беседовать с бабушкой.

– Чья коза, где билет?

– Моя коза, милок... – откликнулась старушка, загородила козу подолом сарафана, – вот билет.

– Где билет на животное?

– Какое животное?

– На козу…

– Так это… она, просто коза, я ее на базаре купила.

– Если тошнить начнет?

– Я самолетов не боюсь. В войну, на таком, раненных бойцов возила.

Пилот с уважением посмотрел на ветерана боевых действий.

– А если козу начнет тошнить?

– Я ей сумку на голову одену… – пообещала старушка, потрясла брезентовой сумкой.


На летном поле появился второй пилот, с тележкой, на которой уложены ящики с гвоздями, для «весу». Загружает в самолет. «Салон» самолета – фанерный, с лавочками по бортам, на 10 человек. Хвостовое отделение «без дна», загорожено рыболовной сетью. Пол «салона» покрыт пылью, отрубями, разлитым маслом. Второй пилот раздает пассажирам по три санитарных мешка.

– Зачем нам мешки? Мы нормально летаем, – пытался не брать мешок Семен Семенович.

– Берите, берите. В такую погоду и трех мешков мало будет, – успокоил пилот.

Расселись по местам, коза стоит посреди «салона», пытается жевать сарафан старушки.

Самолет пробежал по полю с десяток метров и резко пошел вверх. Грабли деда уехали в хвостовую часть, скользнули под рыболовную сетку, благополучно вывалились из самолета на поле аэродрома. Дед ахнул, развел руками. Коза попятилась назад, но вовремя сообразила и легла на пол, пугливо озираясь.

– Ура! Полетели! – радовались пассажиры, рассматривая в брешь хвостового отделения движущиеся тяги рулей, удаляющийся внизу аэродромную травку.

Самолет быстро набрал высоту, с которой хорошо были видны домики, речушка, гуляющие люди, грузовичок…

Вдруг, самолет провалился в воздушную яму… Все ахнули…

– Как на качелях! – радовался Семен Семенович.

– Ага, – согласилась Наташа.

Коза растопырила глаза, не понимая, что происходит, дед – вспомнил мать.

Самолет стал выбираться из ямы, но не успел, опять в провалился в яму, у пассажиров сперло дыхание.

– Ух, ты… – успел сказать папаша, перед тем как провалиться в очередную яму.

Через пять минут «полета» по ямам пассажиры заполнили свои санитарные мешки завтраками, через десять минут – вчерашним обедом. Коза икала, но видимо ничего не ела до базара, и поэтому сумка бабушке не понадобилась.

– Папа, папочка, когда мы прилетим, я больше не могу, у меня животик болит, – причитал ребенок.

Синий от экстренной разгрузки желудка папа, говорил:

– Скоро прилетим, потерпи милая, – после чего самолет свалился в такую огромную яму, что все оказались в состоянии невесомости – оторвались от лавок, на которых сидели.

Коза легла набок и начала блеять, бабушка легла рядом с козой, сидеть больше не могла, а позывы удалить пищу из порожнего желудка успеха не имели.

Через пять минут на пол свалился дед.

– Что, так легче? – заинтересованно спросил Семен Семенович?

– Значительно! – посоветовал дед и закатил глаза.

Самолет шел по воздушным ямам как легкий катер в шторм по бурному морю. Не успев оказаться на вершине волны, его тут же опускало вниз к подножью крутого ската.

– Сейчас будет девятая волна, стал считать провалы Семен Семенович, – пытаясь уловить закономерность провалов.

Дочь тихонько сползла с рук и легла на пол, рядом с козой.

– Да что же это? – потерял надежду на облегчение папа, прилег рядом с дочерью.

Второй пилот выглянул из кабины, узрел «отдыхающих», доложил пилоту:

– Готово, все лежат рядами и колоннами.

– А мужик, который с ребенком?

– Лежит, как миленький, в своем белом костюме, в луже масла, которое вчера разлили, когда бочку везли в механизированную колонну.


Через час самолет приземлился на полевом аэродроме, остановился вдали от построек аэропорта. Мотор заглушили. Качаясь, как пьяные, из кабины вышли пилоты, переступая через пассажиров, выбрались на травку.

– Выходите, пожалуйста, прилетели, – пригласили к выходу «пострадавших».

Никакой реакции не последовало, все лежали, сил пошевелиться не было. Всех мучила страшная жажда. Первой оправилась коза, соскочила на землю, шатаясь, отправилась в тень малорослых кустов, ограждающих лётное поле. За ней стали выползать на жгучее южное солнце остальные пассажиры. Все улеглись в тени самолета, осматривая такую родную, горячую землю, которая не качалась и не проваливалась.


– Вот это счастье, так счастье! – радовался Семен Семенович.

– Какое, такое счастье? – удивился дед, еле ворочавший пересохшим языком.

– Думали, что счастье – на качелях, оказывается, наоборот – на земле.

– Такого и в войну я не переживала, как теперь, – поделилась опытом бабушка.

– Пить… – жалобно просила Наташа, протягивая к папе ручонки.

До строений аэропорта было не менее километра. Семен Семенович взял ребенка на руки, пошатываясь, побрел к зданиям, где была вода. За ним побрел старик, вслед двигалась старушка с козой.

Замыкал шествие пилот, наставлял:

«Предупреждал, что летать в такую погоду вредно? Не верят. Вот, получите и распишитесь!».


На кукурузнике, эти пассажиры, больше не летают. Наверное, "налетались".

Просмотров: 9

© 2016 «Книголюб».

Москва Медведково Валерий Медведковский

рассказы

  • Черно-белая иконка Facebook
  • Черно-белая иконка Twitter
  • Черно-белая иконка Google+